На главную страницу

Технологии Документы Консультации Журнал Форум О Фонде


Бизнес и общество

Бизнес и налоги

Бизнес и Интернет

Делайте вывод!

VIP-персоны







Теоретические основы современной западной концепции прав человека

Вадим Полещук, Центр информации по правам человека, www.lichr.ee


Теоретические основы современной западной концепции прав человека.
1. Введение


Цель написания и структура статьи

В настоящей работе дан обзор основных теорий, рассматривающих происхождение, признание и юридическое закрепление прав человека на Западе.

Наш интерес к западной концепции прав человека легко объяснить с учетом социально-экономического переустройства, которое Эстония пережила за последнее десятилетие. Республика сегодня стремится интегрироваться в политические и экономические структуры Запада, что неизбежно требует хорошего понимания характерных для Европы и Америки подходов к проблеме прав человека.

Статья состоит из пяти частей:
Первая часть - введение.
Вторая часть статьи посвящена истории зарождения современного понимания прав человека на Западе.
В третьей части дан краткий обзор теорий, авторы которых пытаются ответить на вопрос о происхождении и природе прав человека.
Четвертая часть посвящена особенностям юридического признания прав человека на Западе.
Пятая часть - обобщение.

К вопросу об используемых понятиях

В настоящей работе мы будем, в основном, иметь дело со взглядами, идеями и понятиями, которые зародились в Западной Европе и Америке. Мы отдаем себе отчет, что некая усредненная американская концепция прав человека отличается от европейского аналога. Там, где подобное разделение не имеет практического значения, мы использовали слово "Запад".

Под "правами человека" мы понимаем политические, гражданские, экономические, социальные, культурные и т.д. права в том виде, в каком они нашли юридическое выражение в международных документах и в национальном законодательстве стран Запада. Именно совокупность таких норм вместе с их типичными юридическими и философскими толкованиями мы называем "концепцией прав человека".

Использованная литература

Список основной использованной литературы приводится в конце статьи. Говоря о зарождении современных представлений о правах человека, мы опирались на работы философов, историков философии и литературы. Взгляды ученых советской школы излагались с опорой на работы А.Г.Бережнова (Бережнов 1991) и Й.Благожа (Благож 1985). При освещении взглядов западных теоретиков нами использовался, прежде всего, сборник статей представителей основных школ правовой философии, составленный М.Винстоном (Винстон 1989), а так же работы А.Х.Робертсона, Дж.Г.Мерриллса (Робертсон 1989) и М.У.Яниса, Р.С.Кей, А.У.Брэдли (Янис 1995). Из эстонских теоретиков мы пользовались брошюрой Райта Марусте (Марусте 1993).


2. Зарождение современных представлений о правах человека
2.1 Евроцентризм понятия прав человека


Современные понятия о правах человека являются европейско-американским феноменом, что мы и попробуем показать ниже. Однако уже полстолетия как они стали частью правовой культуры любого цивилизованного государства. Начало этой идеологической экспансии совпадает с принятием Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Этот документ с самого начала стремился установить единый стандарт прав человека для всего мира.

То, что юридическое закрепление прав человека произошло раньше всего в Европе, нельзя считать случайностью: именно там впервые было положено начало тому, что называется rule of law. Как показывает Г.Д.Берманн, в ходе грандиозных событий т.н. папской революции (1076-1122) католическая церковь сумела уйти из-под контроля светских властей, выработав и обосновав особенное каноническое право, которое обслуживал специальный штат юристов. Позже по его примеру сформировались светские правовые системы, и западные общества пришли к "господству посредством права и господству права" (Берманн 1994: 503). С этого времени юридическая санкция приобрела характер наивысшей возможной санкции, и на языке закона стремились выразить свои идеалы не только правители, но и философы.

2.2 Самое начало: эпоха Возрождения

Представления о правах человека могут возникнуть в обществе, где есть повышенный интерес к нуждам отдельной личности, ее свободному развитию. Поэтому первым интересующим нас периодом европейской истории станет эпоха Возрождения, когда увлечение античностью реанимировало антропоцентрическую философию. Именно тогда человек - раб Божий превратился в деятельное самоценное существо, которое "имеет столько, сколько возьмет сам" (Боккаччо).

Однако описываемая эпоха была очень противоречивой, и сопровождалась, как и все прочие, совершенно варварским попранием человеческого достоинства. Перемены затронули лишь интеллектуальную верхушку общества. Секуляризация жизни вскоре сменилась эпохой религиозной нетерпимости, начавшейся после Реформации в Германии и Контрреформации в католических странах. Протестантские и католические идеологи одинаково рьяно боролись с антропоцентрическими установками. Как было сказано о философии Кальвина, "акцент на ничтожестве и греховности человека означал, что в человеке нет ничего, достойного любви и уважения" (Фромм 1992:118). Сомнения в могуществе Бога неожиданно привели к укреплению веры в могущество дьявола: "расширение светской сферы жизни воспринимался в самых различных общественных кругах как рост мощи "князя мира сего" (Лотман 1992:Т2,30). В итоге активизировалась инквизиция. И в протестантской, и в католической Европе началась "охота на ведьм". Гарантией благополучия человека сделался костер, от которого никто не был застрахован.

2.3 Естественные права

Это довольно мрачное время сменилось эпохой интеллектуального господства людей, стремившихся бороться с пережитками средневековья. Просветители продолжили прерванную традицию деятелей эпохи Возрождения. Именно установление преемственности заставляла их верить, что некие права человека существовали всегда, но только представления о них были искажены в эпоху "варварства" и господства церкви.

Идея естественных прав была известна образованным европейцам их трудов Аристотеля. Античный философ в "Никамаховой этике" отождествлял политическое право с политической справедливостью, которая определялась, кроме прочего, через понятие естественного права. Последнее "везде имеет одинаковое значение и не зависит от признания или не признания его" (Аристотель 1983:кн.5,гл.10,1134в,19-21). В своей классификации законов официальный философ католицизма Фома Аквинский ввел понятие естественного закона, который является отражением вечного (т.е. божественного) разума разумом человека (Лейст 1991: 109-110).

2.4 Общественный договор

Следующим этапом стало появление теорий, в которых наряду с естественным происхождением прав человека была выдвинута идея т.н. общественного договора. Между сторонниками данного направления, однако, нет полного единства во взглядах. Например, Томас Гоббс полагал, что данный договор возник из осознания необходимости выхода из "естественного состояния", чтобы избежать самоистребления. Государство (в идеальном случае монарх) приобретает неограниченные права, лимитированные правом граждан на самосохранение. Обязанность подчинения отпадает, если человеку не может быть обеспечена минимальная безопасность (Рассел 1993:70 и далее).

Мысли Гоббса о недопустимости чрезмерного вмешательства государства в личную жизнь граждан были восприняты Джоном Локком, который являлся противником какой-либо деспотической власти вообще. Он считал, что при заключении общественного договора сохраняются все естественные права человека, под которыми он понимал право на жизнь, свободу и частную собственность. Позже эти идеи, дополненные учением Ш.Монтескье о гражданских правах, были восприняты в Новом Свете, где Томас Джефферсон объявил их уже самоочевидными (заменив, правда, право собственности на стремление к счастью). Появившаяся еще раньше Французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г. провозгласила, что свобода, собственность, безопасность и сопротивление насилию - естественны, неотчуждаемы и священны. Эти идеи легли в основу западного либерализма.

2.5 Коллективизм Руссо

В истории западной правовой философии взгляды Руссо положили начало второму подходу к проблеме прав человека - коллективистскому.

Человек, согласно Руссо, в естественном состоянии добр. Вследствие обмана сильных и могущественных люди заключают общественный договор, который становится возможным из-за извращения человеческой природы после появления собственности. Созданное таким образом общество противоестественно, но его можно переустроить на справедливых началах. Для этого оно должно стать единым целым и получить все права, присущие в естественном состоянии человеку. Причем последний может наслаждаться своими правами лишь как часть целого. Отсюда вполне закономерно следовал вывод о возможности целого (общества) диктовать свою волю отдельным своим составляющим - индивидуумам (обзор трудов историков Руссо в Лотман 1993:Т.2, 42-45).

2.6 Либерализм XIX века

Либерализм следует признать родоначальником господствующего ныне индивидуалистского подхода к правам человека. Т.н. классический либерализм получил обоснование, прежде всего, в трудах Б.Констана. Французский ученый считал, что современное ему общество характеризует наличие у его членов личных и гражданских свобод. Последние отличаются от политических свобод древних, поскольку граждане античных республик были подчинены мелочной регламентации со стороны государства.

Теоретик утилитаризма И.Бентам считал, что современное ему общество было подвержено влиянию индустриализации и коммерциализации, при которых вмешательство государства в дела граждан носит исключительно негативный характер. Любопытно, что он подверг критике идею существования прав человека, хотя в своей концепции утилитаризма считал единственно реальными интересы отдельных лиц. Представителей либерализма отводили государству скромную роль общественного стража индивидуальных свобод (см. Лейст 1991:407-416).

2.7 Коллективизм Маркса

Предельный индивидуализм и апологетика пассивности государства стали объектом критики сначала т.н. социалистов - утопистов, а потом Карла Маркса и его последователей. Наблюдая тяжелое положение низших классов современного ему общества, они выдвигали проекты социального переустройства на основе принципа планового хозяйства и коллективизма.

Наибольший интерес для нас представляет критика индивидуализма Марксом в его работе "К еврейскому вопросу".

По мнению ученого, при переходе от феодализма к капитализму старое общество было сведено и разложено до своей составляющей - до члена гражданского общества, человека неполитического. Последний становится основой формирования новой социальной системы, и как "найденный готовый результат распада общества, предмет непосредственной достоверности", воспринимается как предмет естественный, а его права, соответственно, как права естественные. Маркс критикует дуализм прав гражданина и человека, поскольку первый в новых условиях является слугой второго, или человека эгоистического. Ученый полагал, что лишь когда "действительный индивидуальный человек воспримет в себя абстрактного гражданина государства и в качестве индивидуального человека… станет родовым существом, лишь тогда, когда человек познает и организует собственные силы как общественные силы и не станет отделять себя он общественных сил в виде политической силы, - лишь тогда свершится человеческая эмансипация (Маркс 1955:Т.1, 401).

Ученый полагал также, что человеческая сущность формируется во взаимодействии с обществом и природой. Поэтому человек имеет право требовать от общества обеспечения условий для нормального развития. Сам Маркс не считал возможным выполнение своей программы без уничтожения классов. Права человека для Маркса были выражением идеологии буржуазии и не могли конкурировать с пролетарскими классовыми правами.

3. Происхождение и природа прав человека
3.1 Моральные права


Из самой словесной конструкции "права человека" следует, что они могут принадлежать лишь человеку, или хотя бы коллективу людей. Значит необходимо найти некий признак, который бы принадлежал всем людям без исключения: это позволит дать ответ на вопрос о природе принадлежащих им прав.

В средневековой Европе проблема исключительности человека раскрывалась через толкование текстов Священного писания. В отличие от животных, человек был моральным существом, который заключил завет с Богом. Лишь в эпоху Просвещения важной особенностью человека стали признавать так же наличие разума.

Люди добились определенной автономии от природы, выведя себя из-под действия ряда естественных законов, действующих в отношении групп живых существ. Человек сам урегулировал вопросы, связанные с правилами своего общежития. По-видимому, моральные установления - это первые общеобязательные нормы, возникшие из системы табу и запретов примитивного общества.

Философ Диана Т. Майерс полагала, что отличительной особенностью человека является его способность к моральным действиям, т.е. способность иметь представление о моральных правах, делать базирующиеся на моральных представлениях выводы и нести моральную ответственность. Таким образом, право на жизнь, свободу, должное обращение (benign treatment) и удовлетворение естественных потребностей являются неотчуждаемыми, поскольку в противном случае моральное сообщество не сможет существовать (см. ее статью "Possession of Inalienable Rights" в Винтсон 1989).

Приведенная выше концепция интересна тем, что большинство теорий рассматривают права человека, прежде всего, как права моральные. Как пишет А.И.Бережнов (Бережнов 1991: 27), представление о праве возникает как притязание индивида на определенное социальное благо и потому изначально является субъективным представлением об идеальном, справедливом. Поначалу это будет моральное право, соблюдение которого будет поддерживаться силой общественного мнения. Позже оно может стать уже юридическим правом, находящимся под защитой государства.

В любом случае, мы не можем представить, чтобы социально значимое признание права имело место на уровне отдельного человека, а не группы лиц. Любая теория не может обойтись без того, чтобы не добавить к понятию носителя права также понятие "другой стороны", поскольку именно к ней будет предъявляться требование о признании и защите права (общественное признание).

3.2 Общественное признание прав человека: основные подходы
3.2.1 От руссоистов к марксистам


Существуют разные подходы к проблеме появления и признания прав человека. Постараемся дать краткий обзор основных направлений в теории данного вопроса на примере наиболее типичных представителей каждого из них.

Можно, например, объяснить возникновение прав человека заключением некого соглашения, как это делает Г.Харман (см. его статью "Moral Relativism as a Foundation for Natural Rights" в Винстон 1989). Его взгляды являются отголоском идей Руссо. Правда, нам трудно представить реальность некого переговорного процесса для стихийно возникающих норм.

Теоретики-кантианцы считали возможным появление "легитимного" представления о правах человека на личностном уровне. Они рассматривали эти права как результат познания человеческой природы. Один из современных представителей этого направления, А.Гевирт, исходит из посылки, что человек - существо разумное и целенаправленное. Для своей деятельности ему как conditio sine qua non необходимы свобода и благополучие. Как разумное существо человек имеет право требовать обладания этими благами. Они становятся его правами, потому что никто не может отрицать их за ним: любой "критик", являясь разумным существом, для которого эти блага так же необходимы, противоречил бы тем сам себе (см. его статью "The Basis and Content of Human Rights" в Винстон 1989). Эта довольно любопытная концепция не учитывает, пожалуй, одного: любое "разумное существо" может под свободой и благополучием понимать все, что угодно.

Ограниченность данного подхода пытались преодолеть, объявив критерием общественной морали полезность. Таким образом, благо всего общества (наибольшее счастье наибольшего числа людей) является моральным идеалом, а поступки следует оценивать потому, ведут ли они к общественной пользе, или нет. Начало этой традиции положили в начале прошлого века И.Бентам и Дж.Милль. Их теории подверглись критике за то, что в них законы рынка механистически переносились в сферу морали (Маркс 1955:Т.1, 615-616).

Но каков подход к данной проблеме марксистских ученых? Обратимся к уже цитировавшейся работе А.Г.Бержнова. Российский ученый считает, что индивид, имея неудовлетворенные социальные потребности, стремится воплотить их в жизнь. Свое устремление он расценивает как имеющееся у него субъективное право. В то же время его притязание должно быть реализуемо в конкретных условиях и иметь какой-либо социальный аналог. В ходе общественного развития лишь право представителей господствующего класса воплощается в жизнь. Таким образом, классовая принадлежность становится решающим критерием, влияющим на наличие у лица тех или иных прав. В первых классовых формациях классовое неравенство индивидуумов выражалось открыто, и лишь при капитализме формальное равенство людей отражает интересы капиталистов. Таким образом, права человека - это лишь составная часть проблемы положения человека в обществе, которое, в конечном счете, детерминировано экономическими факторами (см. также Чхивадзе 1986:12).

Попытаемся свести воедино положение приведенных выше теорий. Очевидно, что все они по-разному определяют понятие т.н. "другой стороны", к которой носители права предъявляют свое требование. Однако представители различных подходов, так или иначе, согласны, что для реализации какого-либо права необходимо его общественное признание (разумные существа Гевирта, которые "терпят" притязания друг друга, в итоге составляют общество). Но каким конкретным содержанием наполняется понятие права при его социальной легитимации?

Согласно Харману, конкретное право будет отражать итог переговорного процесса, причем он отмечает, что неравенство в положении индивидов найдет в нем свое выражение. Утилитаристы, исходя из примата критерия социальной пользы, ставят допустимость или желательность отдельных действий в зависимость от познания социальных интересов. Марксисты не идут далее этого утверждения, признавая детерминированность прав отдельного человека условиями его жизни (в экономическом плане). Что касается подхода кантианцев, то они, выводя конкретные потребности из разумной природы человека, вряд ли могут отрицать тот факт, что эти права нуждаются в общественном признании, происходящем по свойственным социальным институтам законам.

3.2.2 Скептическое направление и теория естественных прав

В западной философии прав человека существует целое "скептическое направление". Его представители считают, что до сих пор не создана теория, которая сумела бы вывести конкретный перечень прав из природы человека, избегнув при этом критики (см., например, статью Д.Хусака "Why there are no Human Rights" в Винстон 1989). Исследователи антропоцентрической философии так же не могут утверждать, что существует некая универсальная "человеческая субстанция" (Любутин 1994: 66). Поэтому многие ученые, которые сегодня пытаются в самом общем виде охарактеризовать права человека, - просто называют их моральными правами.

Довольно типичным для западной Европы является подход к проблеме, который можно найти в книге М.В.Яниса, Р.С.Кей и А.У.Брэдли "Европейское право прав человека". В общетеоретический раздел своей работы авторы включили главу "Права человека и естественное право", в которой рассматривают истоки современной концепции прав человека, прежде всего философию Дж.Локка. Переходя к современности, они уже избегают ссылок на доктрину естественных прав. Подобный подход позволяет избежать критики в отношении явно непрочной научной основы известных теорий 17-18 вв.

Тем более интересно рассмотреть взгляды тех, кого принято считать современными выразителями идеи естественного права, ведь это - все еще заметное течение западной философской мысли (см. в Благож 1985:84 и далее). Так, ссылаются на французского ученого А.Ориу, который считал, что принципы, провозглашенные в Декларации прав человека и гражданина 1789 г., действуют вне зависимости от их юридического закрепления (как это было, например, в Третьей республике). Далее указывают на концепцию Л.Дюги: он утверждал, что существуют определенные принципы, стоящие над писаной конституцией.

Но всего любопытнее взгляды американца Э.Корвина. Этот ученый считал, что конституционное право основывается "на принципах права и справедливости, стоящих над конституцией, созданных без участия человека, но выведенных из человеческой сущности; роль человека сводится лишь к отражению этих принципов в конституции и осуществлению контроля над их соблюдением. Даже если конституция не отражает в должной мере эти принципы, они все равно действуют и должны быть отражены в процессе толкования" (там же).

Таким образом, "супернормы" американского ученого:
а) выведены из человеческой природы;
б) создаются без участия человека, - но
в) отражаются человеком в конституциях.

Однако не совсем понятно, какую философскую интерпретацию человеческой природы следует принимать во внимание? Мы смеем утверждать, что на практике закрепление неких "надконституционных" принципов приведет к отражению реально существующих общепризнанных моральных ценностей конкретного общества. Естественные права оказываются на проверку моральными правами.

3.3 Права человека: примат личностных интересов над государственными

Современные представления о правах человека зарождались, когда ведущей идеологией западного мира являлось либерализм. Уже первые его теоретики требовали увеличения свободы личности и уменьшения диктата властей. Они полагали, что личная свобода эквивалентна свободе экономической. Можно сказать, что классическое либералистское понятие свободы заключается в том, что государство не применяет по отношению к своим гражданам выборочного подхода, т.е. гарантирует им формальное юридическое равноправие.

Таким образом, классический либерализм основывался на противопоставлении: личность нуждается в гарантиях против государства, которое обеспечивается самим же государством. Идеологическое обоснование необходимости соблюдать права человека предлагали различные теории, авторы которых исходили из примата личностных интересов над государственными.

3.3.1 Краткий обзор истории вопроса

Указанные идеи вообще характерны для европейской философии. Рассматривая возникновение представлений о правах человека, мы указывали, что эволюция идеологических взглядов в Европе протекала в русле двух направлений - индивидуалистского и коллективистского. На определенном этапе в политической идеологии Запада победила индивидуалистская (гуманистическая) концепция.

В конце 18 века произошли грандиозные события, повлиявшие на развитие правой мысли в Европе: Великая французская революция и война за независимость в Северной Америке. Так, Французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г. объявила, что "целью всякого политического сообщества является охрана естественных и неотчуждаемых прав человека". В оборот было пущено положение о примате воли народа и защищающих его прав над правительством. Ссылки при этом делались на естественное происхождение указанных прав, а народный суверенитет выводился из общественного договора.

Современное звучание придал этим идеям Иммануил Кант. Следуя своей методологии, он пытался вывести мораль из априорного знания. Как писал Артур Шопенгауэр, отказавшись прибегать к опыту, Кант тем самым постулировал лишь форму моральных предписаний (их всеобщность) в виде закона (См. Шопенгауэр1992: 153). Как бы мы не относились к подобному обоснованию нравственности, его влияние на философскую мысль Европы было очень значительным. Провозгласив в виде поведенческой максимы обязанность относиться к другому человеку как цели, но не как средству, Кант подтвердил важнейшую установку гуманистов.

Понятие права и морали для кенигсбергского философа взаимосвязаны. Человек обладает нравственной свободой, но для совмещения свободы разных лиц необходимо право, которое гарантируется государством. У Канта государство само подчинено верховенству закона, поэтому его справедливо считают родоначальником теории правового государства.

Огромное влияние на своих современников и последующие поколения оказала философия Георга Гегеля, который стал родоначальником современного коллективистского подхода. Немецкий философ объявил исторический процесс развитием некого мирового духа, имеющим несколько ступеней. Государство и право он считал проявлением абсолютной идеи на определенном этапе. Обосновав (одним из первых) существование гражданского общества и обрисовав характерные для него внутренние противоречия, он решил, что последние разрешаются в государстве, которое появляется из "истины религии". Государство, объявляет Гегель, есть "абсолютная неподвижная самоцель, в которой свобода достигает наивысшего, подобающего ей права, так же как эта самоцель обладает наивысшей правотой в отношении единичного человека, наивысшей обязанностью которого является быть членом государства" (Цит. по Нерсесянц 1989: 384).

Таким образом, Гегель опять переносит акцент с индивида на государство, для которого интересы человека не могут обладать самостоятельной ценностью. Подобная концепция встретила противодействие среди европейских мыслителей. Вернуть философию на гуманистические позиции взялся один из современников Гегеля - Людвиг Фейербах, который стал родоначальником т.н. философской антропологии. Согласно его взглядам, человек - творец истории, которая есть история его очеловечивания. Сущность человека проявляется в общении, а ее выявление и раскрытие возможно через искусство, религию, философию, науку. Любовь к другому служит лучшим онтологическим доказательством. (См. подробнее Любутин 1994:13-16).

Начиная с Фейербаха гуманизм приобрел современное звучание. Государство было окончательно лишено какого-либо священного ореола. Нападки на него продолжались и с индивидуалистских, и с коллективистских позиций. С одной стороны, Ницше выдвинул идею практически неограниченной человеческой свободы, заявив, что внутренне богатая личность не нуждается в каких-либо внешних опорах для своего существования, но может поступиться интересами других, а так же игнорировать требования социальных институтов. С другой стороны, непоправимый удар по святости государства нанес Маркс (ученики которого, по иронии судьбы, доведут идею государства до абсурда). Он полагал, что человек, который формируется во взаимодействии с обществом и природой, является общественным существом, любые проявления жизни которого есть проявлениями общественной жизни. Государство, по Марксу, само является продуктом общественных отношений, которые имеют место, разумеется, между людьми. Человек в определенных случаях может стать субъектом истории (при осознании своей роли в ней). Историческое движение революционно. С изменением характера базиса (экономики) неизбежно изменятся надстроечные явления, в т.ч. государство. Иными словами, модификация человеческой деятельности вызовет модификацию общественных институтов: государство - вторично и подлежит изменениям.

Таким образом, все больше ученных приходило к мысли, что у истоков любого социального явления стоят люди - активные субъекты истории. Вера в уникальность человека, его достоинство, возрожденная Фейербахом, дало начало целому философскому направлению, представители которого пытались найти первоосновы человеческой сущности, определяющие его особенное положение в этом мире.

Наконец, уже в середине 20-го в. Э.Фромм доказал: сути человеческой природы противоречат любые учения, которые объявляют, что единственно возможные ценности находятся во внешних человеку объектах: государстве, "обществе" и т.п. Ученый считал, что за концепциями, запрещающими интерес человека к себе и своему внутреннему развитию, стоит опосредованный эгоизм власть имущих, элиты ... Человек представляет собой ценность в себе, его подчинение интересам "авторитарной совести", объявление его слабым и неспособным самостоятельно существовать, находить жизненные ориентиры - все это враждебные человеку действия. "С гуманистической точки зрения нет ничего выше и достойнее, чем человеческое существо", - писал Фромм (Фромм 1992: 21).

3.3.2 Современные обоснования примата прав личности

Как ученые сегодня пытаются обосновать приоритет прав отдельной личности над государственными интересами? Утверждалось, например, что за неким субъектом может быть признано право в силу того обстоятельства, что оно служит обеспечению его благосостояния, которое есть цель в себе, т.е. обладает высшей внутренней ценностью. Это является достаточным основанием для наличия определенных обязанностей третьих лиц по отношению к данному индивиду. Такова суть концепции Ж.Раца (см. статью "On the Nature of Rights" в Винстон 1989). Другой западный философ - Дж. Файнберг - исходит из подобной посылки, т.к. полагает, что сама возможность представлять какое-либо требование содержится в понятии "человеческое достоинство". Он считает, что обладать правом значит предъявлять требование на что-либо или против кого-либо, которое признается справедливым в рамках действующей системы ценностей (мораль, право). Требование, однако, должно иметь конкретное содержание, своего адресата и адресанта, а так же "источник ценности", из которого получаются доказательства его значимости (см. статью "The Nature and Value of Rights" в Винстон 1989).

Среди множества взглядов на нашу проблему стоит обратить внимание на работу Карла Вельмана "Новая концепция прав человека" (Винстон 1989) , в которой так же делается попытка выяснить необходимые условия для реализации прав человека. Согласно Вельману, последние представляют собой определенную систему, состоящую из свободы (делать что-либо без ограничений), потенциала, иммунитета (т.е. отсутствия обстоятельств, которые сведут на нет указанные выше возможности). Совокупность этих элементов образует этическую автономию субъекта по отношению к государству.

Возможно принять так же подход Р.Дворкина (там же). Последний полагал, что защита своего достоинства и равенства производятся посредством того, что политическое меньшинство или отдельный субъект обладают возможностью "побить козырем" ("trump") любые действия правительства, которые нарушают его важнейшие права. Принцип автономии от считал ограниченным в пределах необходимости.

Легко заметить, что авторы всех рассмотренных теорий исходят из того, что
1. признают высшую ценность каждого человеческого существа и обладание им какими-то особыми правами;
2. признают, что особые права служат для защиты человека от третьих лиц или государства, причем индивидуальные права обычно имеют приоритетное значение.

3.4 Основные международные документы о природе прав человека

Теперь покажется вполне логичным, что во Всеобщей Декларации прав человека 1948 г. закреплены некоторые презумпции. Статья 1 Декларации провозглашает, что "все люди рождаются свободными в своем достоинстве и правах". Человек только потому, что является человеком, обладает равным с другими достоинством и правами. Декларация устанавливает так же юридическую фикцию о "моральности" и "сознательности" любого человека вне зависимости от реального положения вещей. Далее нужно отметить, что указанные в Декларации права являются прирожденными (преамбула, ст.1). Человек - существо социальное, поэтому он должен вести себя по отношению к окружающим в духе братства (там же).

Указанные выше положения были повторены в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. и в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. В обоих этих документах, имеющих обязательную силу для подписавших их стран, оговорено, что целью государства является обеспечение возможности для развития каждой личности. Указанные выше презумпции были подтверждены в Конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 г., Европейской социальной хартии 1961 г. и т.д.

Итак, западные теории и международные документы исходят из примата интересов личности, т.к. выводят их из сферы государственного усмотрения: считается, что эти права существуют вне зависимости от их политического признания. Теперь настало время рассмотреть, как сформировавшиеся в рамках западной философской традиции представления о правах человека повлияли на характер их юридического выражения в национальных правовых системах.

4. Особенности юридического выражения прав человека на Западе
4.1 Три поколения прав человека: их соотношение и юридическое выражение


Мы уже выяснили, что первые права человека из современного западного каталога (право на жизнь, процессуальные гарантии, свобода совести и т.д.) в силу объективных причин были правами охранными. В прошлом веке такая трактовка проблемы была вполне закономерна. Однако многие права и свободы представляют собой пустой звук, если отсутствуют элементарные предпосылки для пользования ими.

После 2-й мировой войны государство начало активно вмешиваться в экономику. Оно сделалось ответственным не только за соблюдение политических прав своих граждан (1-е поколение прав человека), но и за их экономическое благосостояние. Начало активного вмешательства государства в экономику предопределило возможность постановки вопроса о юридических гарантиях социальных и экономических прав (2-е поколение прав), которые могут быть обеспечены лишь в результате активной деятельности государства. Последним ударом по исключительности классических охранных прав стало появление прав 3-го поколения, которые являются выражением претензий на свободное культурное, экономическое, политическое развитие. Права 2-го и 3-го поколения обычно выражены не как права отдельных лиц, но как положительные обязанности государства.

Подобный подход не сразу встретил понимание. Основные возражения, которые выдвигались противниками юридического закрепления прав 2-го и 3-го поколений, можно свести к следующему:
1. Предполагалось, что эти права не имеют всеобщего характера, но относятся к определенной категории лиц, что лишает их важной характеристики классических прав - их всеобщности.
2. Экономические и социальные права объявляются невыполнимыми и потому могут считаться лишь целями государственной политики, но не правами граждан.
3. Некоторые теоретики отрицают, что социально-экономические права могут сравниться по своему значению с политическими и гражданскими, несмотря на то, что за ними признан единый источник в человеческом достоинстве. Если права разных поколений не равнозначны, то одними из них можно пожертвовать ради других (см., например, статью Г.Хармана "Moral Relativism as a Foundation for Moral Rights" in Винстон 1989 и Благож 1985:112-114).

Первое возражение можно считать не слишком убедительным, потому что никто не застрахован от того, чтобы попасть в социальную группу, особо нуждающуюся в установлении определенных экономических прав.

Что касается второго возражения, то обратимся к тексту международных договоров. Например, статья 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах устанавливает, что "каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется в индивидуальном порядке и в порядке международной помощи и сотрудничества, в частности в экономической и технической областях, принять меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признанных в настоящем пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер". То есть гражданин может рассчитывать на такой объем реализации своих субъективных прав, который соответствует уровню экономического развития его страны. Например, если полная занятость невозможна, то должен быть обеспечен такой ее уровень, которому соответствует состояние экономики страны. И это - не программная установка, но обязанность государства.

Спор по третьему вопросу ввелся, в основном, между идеологами "свободного мира" и государствами социалистического лагеря. М.Е.Винстон предположил, что трем поколениям прав грубо соответствовали приоритеты развитых, социалистических и развивающихся стран (Винстон 1989:18). Это выражало укоренившееся на Западе мнение, что соцстраны во главу угла ставили экономические права.

На Западе предпринимались попытки снять указанные противоречия. Например, исследователь Генри Шью выделял три категории прав: право на безопасность (классические охранные права), право на свободу (скажем, свобода слова, печати и т.п.) и право на поддержку. Шью выступил против классического определения первых двух категорий как свободы от (негативной), а третьей как свободы для (позитивной). Любое право предопределяет как пассивную, так и активную деятельность государства. В каждой из трех указанных категорий существуют т.н. базовые права, отсутствие которых делает все прочие права лишенными всякого смысла. Шью считает, что никто не может пользоваться каким-либо правом, если он лишен необходимого минимума для нормальной жизни.

Теперь нам предстоит рассмотреть, как права человека попадают в сферу правового регулирования.

4.2. Юридическое закрепление прав человека: внутригосударственный и международный уровень

Мы уже отмечали, что права человека изначально представляют собой моральные права, которые защищается лишь силой общественного мнения. Следующим этапом является установление их юридической защиты.

Но как морально право становится юридическим? Здесь представляет интерес концепция Рекса Мартина (см. его статью "Human Rights and Civil Rights" в Винстон 1989) . Он считает, что признание некого права проходит три этапа.

Первый этап - это уровень убеждения немногих индивидов. Последние занимаются пропагандой своих взглядов и добиваются их общественной поддержки (второй этап). Потом ведется борьба за практическую реализацию указанных идей и их юридическое оформление (третий этап). Данная концепция хороша тем, что легко приложима к истории признания конкретных прав человека в Европе. Например, во Франции убеждения отдельных лиц (Руссо и других просветителей) путем их популяризации стали программными требованиями революционеров, которые добились их широкой поддержки и в ходе общественно-политического переворота закрепили права человека в конституциях Первой республики.

Однако уже во времена Французской революции было ясно, что юридические нормы не только отражают меняющийся правовой статус личности, но и являются программой на будущее. Требования нормы права могут опережать жизнь, что особенно заметно на примере социальных и экономических прав. Если бы право только отражало действительность, то в нем бы не было практической необходимости (см. историю вопроса в Бережнов 1991: 61-70).

Законотворчество относится к компетенции государственных органов. Для теоретиков из соцстран это означало автономию государства в вопросе признания прав человека. В "свободном мире" подобный подход считался порочным, хотя сейчас на Западе государство настолько усилилось, что традиционные методы контроля над его органами не представляются действенными (см., например, Робертсон 1989: 14-21). Мы уже отмечали, что важным отличием западноевропейского подхода от подхода соцстран является провозглашение примата базовых прав личности над интересами государства. Данное убеждение нашло свое юридическое выражение в высших законодательных актах западных стран - в конституциях.

В европейской истории роль, которую отводили конституции, трудно переоценить. Мыслители Просвещения воспринимали ее как акт, наделенный высшей юридической силой, при принятии которого реализуется идея народного суверенитета. В силу своей исключительности конституция должна была гарантировать прирожденные права гражданина и справедливый (демократический) способ управления обществом.

Современная западная правовая мысль зачастую отходит от формального определения конституции как юридического акта. Теоретики включают в понятие конституции так же реально складывающиеся отношения между государством и гражданами, действительное функционирование органов государства и т.п. (Это особенно актуально для Великобритании, где нет писаной конституции.) Как и любой юридический акт, основной закон может устаревать, поэтому повсеместно практикуется широкое толкование конституции управомоченным органом. Это никак не умаляет ее значение как основного гаранта закрепленных в ней прав и свобод: принцип законности (rule of law) поныне является важнейшим из конституционных принципов в западных государствах.

До определенного времени закрепление демократических процедур и прав человека в конституции считалось достаточной гарантией. Но трагический опыт 20-го века показал иллюзорность подобных предположений: самые ужасные преступления против человека в Европе были выражены на языке позитивного права. События 2-й мировой войны предопределили быстрое развитие особой отрасли международного права, связанной с правами человека.

В работах по нашей проблеме любят ссылаться на авторитет ‚ .Оппенгейма - одного из ведущих правоведов-международников начала века. Английский ученый отрицал необходимость того, чтобы международное право занималось правами человека, ибо его предназначение ограничивалось урегулированием межгосударственных отношений. Правда еще до 2-й мировой войны встречались исключения из этого правила: уже тогда на международном уровне было запрещено рабство, создавалось специальное гуманитарное право, а так же право национальных меньшинств (Янис 1995: 14).

М.В.Янис и другие ученые полагают, что окончательное выведение интересов, прав и обязанностей отдельной личности на международный уровень произошло на Нюренбергском процессе: на основании его устава судили не государства, но отдельных лиц. Создание определенных процедур, связанных с правами человека, началось в рамках институтов ООН, а потом и на основе специальных договоров.

Современная международная система защиты прав человека представляется нам комплексом гарантий для граждан отдельных государств. Ни одна страна не застрахована от неблагоприятного изменения режима, кризиса демократии и т.п. Международный контроль в таком случае призван обеспечить соблюдение хотя бы минимальных, зафиксированных в международных документах прав. С другой стороны, функцией международного контроля является обеспечение условий для реализации каких-либо прав, которые могут рассматриваться как конечная цель (социальные, экономические права).

На сегодня признается возможным ограничение государственного суверенитета для защиты прав человека.

На международном уровне существует несколько видов систем (инструментов) охраны прав человека. Во-первых, в рамках ООН созданы механизмы контроля, основывающиеся на уставе этой организации, а так же на положениях международных договоров. Последние считаются более гибким и эффективным инструментом защиты, ибо предусматривают создание специальных комиссий, комитетов и т.п. для разноплановой проверки выполнения странами-участницами своих обязательств (через доклады или жалобы страны-участницы, индивидуальные жалобы, иногда через индивидуальные расследования).

Во-вторых, существуют региональные системы охраны прав человека, например, в рамках Совета Европы, в который входит большинство европейских государств.


5. Вместо заключения

Мы закончили краткий обзор теоретических основ современной концепции прав человека, характерных для стран Запада. Попытаемся свести воедино те выводы, к которым мы пришли, рассмотрев интересующие нас взгляды и концепции.

Современное понимание проблемы прав человека уходит корнями в естественно-правовые доктрины. Однако сегодня на Западе права человека рассматриваются, прежде всего, как права моральные.

Современный западный подход отличает утверждение примата базовых прав личности над государственными интересами. Особое влияние на него оказала антропоцентрическая европейская философия, разрешающая спор государства и личности в пользу последней.

На сегодня известно три поколения прав человека. Права первого поколения имеют охранный характер, прочие обычно выражены как позитивные обязанности государства.

Охрана прав человека осуществляется на государственном и международном уровне. В виду важности рассматриваемых прав они закреплены обычно в конституции. Проблема соблюдения прав человека была выведена на международный уровень после 2-й мировой войны, чтобы гарантировать эти права при неблагоприятных изменениях политического режима в отдельном государстве.


Вадим Полещук,
Центр информации по правам человека
www.lichr.ee

Основная использованная литература

1. На русском языке:
1. Аристотель 1983- Аристотель. Соч. в 4-х томах. - Мысль: М., 1983.
2. Бережнов 1991 - Бережнов А.Г. Права личности: некоторые вопросы теории. - Изд-во МУ: I., 1991.
3. Берман 1994 - Берман Л.Д. Западная традиция права: эпоха формирования. - Изд-во МУ: М. 1994.
4. Благож 1985 - Благож Й. Формы правления и права человека в буржуазных государствах. - Юр. Лит-ра: М., 1985.
7. Лейст 1991 - История политических и правовых учений/ ред. Лейст О.Э.- Юрид. Лит-ра: М., 1991
8. Локк 1988 - Локк. Соч. в 3х томах. - Мысль: М., 1988
9. Лотман 1993 - Лотман Ю.М. Избр. ст. - Александра: Таллинн, 1993
10. Любутин 194 - Любутин К. Человек в философском измерении: от Фейербаха к Фромму. - Псковск. обл. инст. усовершенств. учит.: Псков, 1994
11. Маркс 1955 - Маркс К. Энгельс Ф. Соч. - 2 изд. М., 1955
12. Люшер 1991 - Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. - Прогресс, Универс: М., 1991
13. Нерсесянц 1989 - История политических и правовых учений 17-18 вв. / ред.В.Нерсенсянц. - Наука: М., 1989
14. Рассел 1993 - Рассел Б. История западной философии. - МИФ: М.,1993
15. Фромм 1992 - Фромм Э. Человек для себя. - Коллегиум: Минск, 1992
16. Хаманева 1993 - Хаманева Н.Ю. Охрана прав граждан в зарубежных странах: институт обдусмена: (сравнительный аспект).- АН СССР: М. 1993
17. Чхиквадзе 1986 - Социалистическая концепция прав человека / ред. Чхиквадзе В.М. Лукашева Е.А..- Наука: М., 1986
18. Шопенгауэр 1992 - Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. - Республика: М., 1992

2. Литература на иностранных языках:
1. Винстон 1989 - The Philosophy of Human Rights. Articles. Ed. M.E.Winston. Belmont. 1989
2. Марусте 1993 - R.Maruste. Inimхigused ja ausa oigusemoistmise pohimotted.-AS Juura: Tln., 1993
3. Робертсон 1989 - A.H.Robertson J.G.Merrills.- Human Rights in the World.- Manchester University: Manchester, N-Y., 1989
4. Янис 1995 - M.W.Janis R.S.Kay A.W.Bradley. European Human Rights Law.-Clarendon Press: Oxford, 1995

В работе цитировались международные нормативные акты по текстам официальных изданий.

(c) 2000-2011 Общественный Фонд "Деловая ПЕРСПЕКТИВА". E-mail: ofdp@yandex.ru
Мнение авторов статей и аналитических материалов может не совпадать с мнением Фонда.
Директор сайта Дина Крылова: .


ОПОРА РОССИИ Деловая ПЕРСПЕКТИВА Rambler's Top100 Aport Top 1000 Яндекс цитирования Деловая ПЕРСПЕКТИВА