На главную страницу

Технологии Законопроекты Консультации Журнал Форум О Фонде


Контактные телефоны и адрес Фонда

Форум

Написать письмо юристу Фонда



Налоговая реформа

Налог на прибыль

Единый налог на вмененный доход


Дерегулирование экономики

Маркирование и сертификация товаров и услуг

Защита прав потребителя


Малый и средний бизнес

Порядок возмещения экспортного НДС

Незаконные действия по отношению к предпринимателям

Соц. политика и предпринимательство


Деятельность Фонда

Программа Фонда





Позиция фонда: Налоговая реформа


НЕДОСТАТОЧНО ПОДВЕСТИ К ВОДЕ "КОНЯ" ЭКОНОМИКИ

Наш обозреватель Усам Оздемиров беседует на тему налоговых новаций последнего времени и их влияния на экономический рост с депутатом Госдумы, членом фракции "Яблоко", экономистом Алексеем МИХАЙЛОВЫМ.

- Алексей Юрьевич, можно ли говорить о том, что налоговые новации последнего времени создают реальную базу для экономического роста? В частности, закон о налоге на прибыль?

- Изменения в налоге на прибыль носят достаточно революционный характер. Резко, в полтора раза, снижена ставка и отменены все льготы по налогу на прибыль. Я не уверен, что это хорошо и что это будет стимулировать экономический рост. Налог на прибыль - это тот самый налог, который связан с доходами, с помощью которого вообще имеет смысл государству что-либо стимулировать или дестимулировать. Никакие другие налоги на эту роль просто не подходят: ни налог на имущество, ни налог на добавленную стоимость. Даже таможенные платежи и то имеют в этом отношении очень ограниченное значение: только по товарам, связанным так или иначе с мировыми рынками. А с помощью налога на прибыль государство могло бы проводить определенную инвестиционную политику, стимулируя инвестиции в тех или иных отраслях или в тех или иных формах и т.д. Государство на сегодняшний день полностью отказалось от использования этого инструмента. То есть теперь у нас возобладала чисто либеральная точка зрения, согласно которой, чем меньше ставка, тем лучше, а все льготы излишни и отменяются. Хотя именно они делают его стимулирующим налогом.

Кстати, та же самая концепция применена и по налогу на добычу полезных ископаемых, потому что вся дифференциация ставок отменяется и устанавливается единая ставка.

Отмечу еще несколько важных моментов в отношении налога на прибыль. Я очень рад тому, что нам удалось отстоять в Госдуме выделение отдельной ставки по муниципальному налогу. В противном случае муниципалитеты просто лишились бы своей финансовой базы и попали бы в полную финансовую зависимость от субъектов Федерации. К счастью, этого не произошло, несмотря на все усилия со стороны правительства.

Правительство предлагало считать любую возможность получить деньги доходом, а обязанность заплатить, соответственно, расходом. Речь идет о том, что по налогу на прибыль перешли на метод начислений. То есть налог на прибыль будет уплачиваться не по фактическому поступлению и расходованию денег со счета, а по бумагам. В результате движение реальных денежных средств разрывается с уплатой собственно самого налога на прибыль. И здесь я тоже не уверен, что это будет носить стимулирующий характер для экономики.

- Критики положения, касающегося метода начислений, указывали на то, что он создаст особые проблемы для малого и среднего бизнеса.

- Естественно, им будет особенно тяжело выполнять эту норму, потому что у них маленькие обороты, они гораздо более чувствительны к таким вещам. Но именно поэтому для них все-таки предусмотрены льготы: они остаются на кассовом методе. Тем самым де-факто признано, что кассовый метод для налогоплательщика выгоднее. По крайней мере, для мелкого.

- А отмена льгот не ударит опять-таки по малому и среднему бизнесу?

- Льготами пользовался в основном не малый и средний бизнес, а достаточно крупные предприятия. Речь идет, во-первых, об инвестиционной льготе, которая составляла до 50% налога на прибыль и, во-вторых, об освобождении от уплаты налога в отдельных сферах деятельности. Например, при производстве товаров детского питания, медицинских изделий и т.д. - всё по спискам правительства. Малые предприятия этим производством, как правило, не занимались. Фактически льготы, которые распространялись по налогу на прибыль на малый бизнес, для него особого значения не имели. Поэтому их отмена не ударит по малому и среднему бизнесу, а снижение общей ставки пойдет ему на пользу. Как и то, что их оставили на кассовом методе. Конечно, есть проблемы, связанные с определением размера оборота, который мы принимаем предельным для малых предприятий. Естественно, это не соответствует закону о малых предприятиях, но тем не менее, невозможно все предприятия с численностью до 100 человек считать малыми. У них обороты могут составлять миллиарды долларов.

- Да, на Западе это учитывается...

- Это абсолютно нормально. Я сейчас даже не говорю о всяких полулегальных операциях, отмывке денег и т.д. Ну, например, нормальная компьютерная фирма может иметь огромный объем продаж, а численность постоянного персонала может составлять несколько десятков человек. В этом отношении в законе о малых предприятиях их критерии были установлены не корректно. Ограничение по обороту было необходимо. Хотя можно долго рассуждать по поводу того, больше оно должно быть или меньше. Мы боролись за его увеличение, и в общем нам это удалось сделать.

- Значит, в дополнение к закону о малых предприятиях в законе о налоге на прибыль обозначен еще один критерий малого предприятия - по обороту?

- Да, это логически следовало из предоставленных законом льгот. Если вообще их можно называть льготами: это применение кассового метода и предоставление отчетности (соответственно, уплата налога без авансовых платежей) раз в квартал. Две эти нормы достаточно существенные, хотя льготами их называть нельзя, потому что сокращения налогооблагаемой базы или самого налога на прибыль не происходит. Просто этим лишний раз подчеркивается сама иррациональность некоторых изменений по налогу на прибыль.

- В Думе было бурное обсуждение налога на добычу полезных ископаемых. Пришли вроде бы к какому-то компромиссу. Но из-за чего был весь сыр-бор? Почему сразу не могли придти к компромиссу?

- Если называть вещи своими именами, то закон по налогу на добычу, который реформирует всю систему платы за недра, был принят в ходе сложных и длительных переговоров крупных российских нефтяных компаний с правительством. Принят в интересах, с одной стороны, правительства, перед которым стоят цели фискального характера, а с другой стороны, в интересах этих компаний. При таком подходе становятся понятными все перипетии вокруг принятия закона.

Нефтяные компании были заинтересованы в установлении экспортной пошлины вместе с налогом на добычу в таком виде, чтобы ее легко можно было посчитать на любой будущий период, чтобы это не зависело от решений конкретных чиновников, чтобы все было максимально просто, прозрачно. Вот отсюда и родилась идея: а почему бы не установить единую ставку налога на добычу полезных ископаемых? И нефтяники добавили: конечно же, давайте установим в законе предельные ставки экспортных пошлин на нефть. Тогда основная сумма поступлений бюджета от нефтяников получает законодательное закрепление, и больше не надо всяких кулуарных переговоров с правительством по поводу возможного повышения или понижения. Действительно, такая предельная ставка установлена, и в общем можно констатировать, что нефтяники своего добились. Но на этом пути было принесено немало жертв. И мы должны это хорошо понимать.

- Какие жертвы вы имеете в виду?

- Сейчас речь идет о жертвах, которые аукнутся нам в будущем. Прежде всего, мы отказались от дифференциации ставки налога на добычу полезных ископаемых или платежей за ресурсы (роялти, как раньше это называлось). Это что означает? Если раньше эксплуатацию месторождений можно было регулировать по рентабельности, устанавливая роялти от 6 до 16%, и сверху добавлять 10% отчислений на ВМСБ (воспроизводство минерально-сырьевой базы), то есть фактически - от 6 до 26%, то сегодня устанавливается одна единственная усредненная ставка. А это значит, что многие месторождения, рентабельность которых выше уровня этой ставки, получат сверхприбыль, а те, кто ниже этой ставки, естественно, получат убыток. И многие из них на самом деле будут нерентабельными в дальнейшей работе. Перестанут быть рентабельными значительная часть скважин и, возможно, многие лицензионные участки. И я не исключаю того, что, не будь стабильно высоких цен на нефть, в результате принятия такого закона мы просто столкнулись бы с проблемой спада в нефтяной отрасли. Но в любом случае такой закон и такие подходы допустимы в течение короткого периода времени. Но если налог в таком виде сохранится больше, чем лет на пять, у нас произойдет существенная реструктуризация всей системы недропользования. Многие скважины как нерентабельные будут законсервированы, причем надолго. Это может привести к довольно существенным потерям по объемам добычи.

Вторая проблема связана с геологией. У нас были 10%, которые так или иначе шли на геологоразведку. Конечно, был не очень эффективный механизм использования этих средств, они разворовывалось. Это все понятно. Но тем не менее, они как-то поддерживали геологию. На сегодняшний день осталась только государственная геология, которая финансируется из бюджета. Но по проектировкам правительственного бюджета на будущий год это финансирование сокращается в 5 раз по сравнению с нынешним годом. Таким образом, можно сказать, что государственная геология сворачивается. С точки зрения будущего страны это все равно, что не вкладывать деньги в образование. Сэкономив в краткосрочном периоде, мы получим большие проблемы в долгосрочном.

Третья жертва - это целый ряд средних предприятий нефтяной отрасли, которые работают на одном-двух месторождениях. В том случае, если это не самые эффективные месторождения, с учетом применения повышенной ставки налога они могут попасть в зону нерентабельности. Более всего несправедливо это бьет по тем, кто по закону о недрах не делал отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы. Было предусмотрено несколько случаев: когда ты провел геологоразведку за свой счет и когда ты полностью возместил государству расходы на геологоразведку в той или иной форме. Предприятия, которые выполняли эти условия и были освобождены от уплаты ВМСБ по ставке 10%, сейчас получают увеличение налога на добычу в 2, а то и 3 раза. Причем, за что мы их наказываем? За то, что они, не привлекая государственные средства, вложили в геологию свои собственные средства. Это просто крайне несправедливый подход.

- Если подвести итог, какие меры в налоговой сфере вы бы предложили? Меры, которые действительно способны обеспечить бурное развитие экономики, промышленности?

- Во-первых, почти все принятые решения по налогам носят достаточно революционный характер, но я не уверен, что они будут иметь реальное влияние на экономический рост и реально его стимулировать. В этом отношении я не исключаю, что нам очень скоро придется возвращаться к этим решениям и несколько их корректировать. Во-вторых, мы до сих пор не приняли ни одного специального налогового режима - ни для сельскохозяйственных производителей, ни по СРП, ни для свободных экономических зон, которые сейчас существуют на каких-то не очень убедительных основаниях. Да, наша налоговая система достаточно резко, в течение последних двух лет, приобрела сверхлиберальные черты, стала в определенном смысле воплощением какой-нибудь ортодоксальной либеральной теории. Но тем не менее... Есть такая поговорка: недостаточно подвести коня к воде, надо еще заставить его пить. Либеральная теория всегда исходит из того, что это произойдет само собой. К сожалению, это далеко не так. Нам много рассказывали про то, что достаточно снизить инфляцию, и у нас сразу начнется бурный экономический рост. Снижение инфляции ни к какому экономическому росту не привело. А когда мы много раз указывали на то, что у нас завышенный валютный курс, нам говорили: все правильно, таково соотношение спроса и предложения. И когда, наконец, курс в 3 раза упал, мы тут же получили бурный экономический рост, что находится в полном противоречии с либеральной теорией. Вот я боюсь, что мы сейчас снова идем в рамках той же самой ошибки.

16.07.2001

(c) 2000-2011 Общественный Фонд "Деловая ПЕРСПЕКТИВА". E-mail: ofdp@yandex.ru
Мнение авторов статей и аналитических материалов может не совпадать с мнением Фонда.
Директор сайта Дина Крылова: .


ОПОРА РОССИИ Деловая ПЕРСПЕКТИВА Rambler's Top100 Aport Top 1000 Яндекс цитирования Деловая ПЕРСПЕКТИВА